Задать вопрос

Статья Рецензия на книгу «Обитаемый остров» (братья Стругацкие)

Рецензия на книгу «Обитаемый остров» (братья Стругацкие).

Рецензия на книгу «Обитаемый остров» (братья Стругацкие)
У меня странное отношение к творчеству писателей. Меня будоражат их идеи, но выбивает из колеи стиль письма и развитие сюжета🤪

Главного героя книги можно назвать суперменом — он суперсилен, супрекрасив, суперумён, все болячки и даже смертельные раны – все заживает. Он добродушный, веселый, но, несмотря на все перечисленные характеристики, не складывается впечатление о нем, как о сильном мужчине. Его поступки построены на эмоциях, без анализа.

Да он умен в технике и каких-то научных вопросах, но как-то не видно в нём думающего серьезного человека. Главный герой — изнеженный интеллигент, дитя чистого мира. Препятствия на пути по мнению авторов меняют личность Максима, но, по сути, он остается таким же ребенком, правда, уже в плохом настроение.

Политическая обстановка нового мира мне не понятна. Не получилось мне разобраться, что представляет из себя каждая сторона конфликта нового мира. Да и война, кажется, ведется ради войны, а не для отстаивания определенной идеологии. Также авторы не объяснили целесообразность включения в историю разумных собак, живущих в пещере. На мой взгляд, упущенно много конкретики, которая объясняла бы суть происходящих действий и положений.

А вот диалог главного героя с Колдуном мне был любопытен. Текста на страницу, а заполмнилась как изюминка всей книги. Именно этот диалог обьясняет метания Максима – «нетерпение потревоженной совести…Ваш отуманенный и оглушенный совестью разум утратил способность отличать реальное благо масс от воображаемого».

Самое сильное в романе — это философские размышления о совести и разуме. Не удержусь и все-таки оставлю главную часть диалога здесь.
«- Нетерпение потревоженной совести! — провозгласил Колдун. – Ваша совесть избалована постоянным вниманием, она принимается стенать при малейшем неудобстве, и разум ваш почтительно склоняется перед нею вместо того, чтобы прикрикнуть на нее и поставить ее на место. Ваша совесть возмущена существующим порядком вещей, и ваш разум послушно и поспешно ищет пути изменить этот порядок. Но у порядка есть свои законы.
Эти законы возникают из стремлений огромных человеческих масс, и меняться они могут тоже только с изменением этих стремлений… Итак, с одной стороны — стремления огромных человеческих масс, с другой стороны — ваша совесть воплощение ваших стремлений. Ваша совесть подвигает вас на изменение существующего порядка, то-есть на изменение стремлений миллионных человеческих масс по образу и подобию ваших стремлений. Это смешно и антиисторично. Ваш отуманенный и оглушенный совестью разум утратил способность отличать реальное благо масс от воображаемого, — это уже не разум. Разум нужно держать в чистоте.
— Не могу с вами согласиться, — холодно сказал Максим. – Совесть своей болью ставит задачи, разум — выполняет. Совесть задает идеалы, разум ищет к ним дороги. Это и есть функция разума — искать дороги. Без совести разум работает только на себя, а значит — в холостую. Что же касается противоречий моих стремлений со стремлениями масс… Существует определенный идеал: человек должен быть свободен духовно и физически. В этом мире массы еще не сознают этого идеала, и дорога к нему тяжелая. Но когда-то нужно начинать. Именно люди с обостренной совестью и должен будоражить массы, не давать им заснуть в скотском состоянии, поднимать их на борьбу с угнетением. Даже если массы не чувствуют этого угнетения.
— Верно, — с неожиданной легкостью согласился Колдун. — Совесть действительно задает идеалы. Но идеалы потому и называются идеалами, что находятся в разительном несоответствии с действительностью. И поэтому, когда за работу принимается разум, холодный, спокойный разум, он начинает искать средства достижения идеалов, и оказывается, что средства эти не лезут в рамки идеалов, и рамки нужно расширить, а совесть слегка подрастянуть, подправить, приспособить… Я ведь только это и хочу сказать, только это вам и повторяю: не следует нянчиться со своей совестью, надо почаще подставлять ее пыльному сквознячку новой действительности и не бояться появления на ней пятнышек и грубой корочки… Впрочем, вы и сами это понимаете. Вы просто еще не научились называть вещи своими именами».